Химики усомнились в легальности имен элементов, открытых в Дубне

Наука     210     вт, 19.06.2018 - 08:31
303 485

Западные ученые усомнились в "легальности" присвоения имен московию и теннессину, элементам под номерами 115 и 117, заявив о том, что физики из Дубны и их зарубежные коллеги собрали недостаточно много свидетельств их существования, сообщает журнал Nature

"Важно понимать, что мы не говорим того, что наши коллеги опубликовали недостоверные данные, — я уверен, что результаты экспериментов по поискам следов московия и теннессина будут рано или поздно подтверждены. С другой стороны, наш анализ показывает, что цепочки их распадов не могут быть связаны так, как об этом изначально писали их первооткрыватели", — заявил Клас Фалэндер (Claes Fahlender), физик-ядерщик из университета Лунда (Швеция).

Начиная с середины XX века, когда появились первые мощные ускорители частиц и ядерные реакторы, десятки групп химиков, физиков-ядерщиков и прочих ученых соревнуются в создании сверхтяжелых элементов, заполняя пустующие клетки в седьмой строчке таблицы Менделеева.

Благодаря этим усилиям отечественных и зарубежных физиков в таблице до недавнего времени оставалось всего четыре места — элементы с порядковыми номерами 113, 115, 117 и 118. В гонке по их созданию, как признал Международный союз теоретической и прикладной химии в июне 2016 года, победил коллектив российских и зарубежных физиков под руководством Юрия Цолаковича Оганесяна из Объединенного института ядерных исследований в Дубне.

Это открытие, как передает Nature, признали далеко не все зарубежные ученые. Часть из них, как отмечает Фалэндер, полагают, что подобное решение со стороны ИЮПАК было неправильным или просто "преждевременным" в том числе и потому, что Оганесян и его коллеги опубликовали недостаточное количество данных по двум "элементам преткновения" — московию-115 и теннессину-117. К примеру, Фалэндер и многие другие скептики считают, что эти элементы не связаны между собой таким образом, как об этом писали российские ядерщики, и что их распады и превращения друг в друга идут по несколько другому пути.

Недовольство других ученых связано с тем, что Пауль Кэрол (Paul Karol), глава совместного комитета ИЮПАК и Международного союза теоретической и прикладной физики (ИЮПАП), отвечающего за присвоение имен и позиций в таблице Менделеева, одобрил публикацию статьи Оганесяна и его коллег, не посоветовавшись с представителями ИЮПАП.

В результате этого Сесилия Ярлског (Cecilia Jarlskog), коллега Фалэндера и глава ИЮПАП, обвинила руководство ИЮПАК и совместной комиссии в "волюнтаризме" и желании перетянуть на себя всю славу. Позже она заявила, что подобные открытия должны оценивать физики-ядерщики, а не химики. 

Физики из Дубны, как передает Nature, ссылаясь на слова Владимира Утенкова из ОИЯИ, согласились с тем, что в комиссии действительно не было ученых нужной квалификации, но при этом они усомнились в том, что выводы Фалэндера и его команды ближе к истине, чем статья Оганесяна и его коллег.

Плодом всех этих дискуссий, споров и конфликтов стало то, что ИЮПАК и ИЮПАП поменяли правила, по которым новые элементы могут попасть в таблицу Менделеева. Теперь эти заявки будет рассматривать не только совместная комиссия союзов, но и их главы, а публикации будут проверяться независимой группой экспертов.