Женщины Руси в описаниях мужчин-иностранцев. Репортаж к 8 марта

#ГлобусДубны     185     пн, 05.03.2018 - 20:05
398 680

Дайджест ограничен серединой XVI - концом XVII века, т.к. именно в это время Русь приоткрывается для Европы и оттуда в Московию прибывает большое количество иностранных купцов, инженеров, архитекторов, офицеров-наемников и просто проходимцев, оставивших мемуары, записки, донесения. А уже с начала XVIII века мода и нравы, особенно в высших слоях общества, всё более теряют самобытность и приближаются к европейским.

Энтони Дженкинсон. Записки 1557-1571 гг.

Английский дипломат и путешественник, первый полномочный посол Англии в России. Он четырежды, с 1557 по 1571 год, побывал в России в качестве посла английских государей и представителя Московской компании, основанной лондонскими купцами в 1555 году.

«Муж обязан давать жене краски, так как у русских существует обыкновение краситься; это так обычно между ними, что ни сколько не считается позорным. Они так намазывают свои лица, что почти на расстоянии выстрела можно видеть налепленные на лицах краски; всего лучше сравнить их с женами мельников, потому что они выглядят, как будто около их лиц выколачивали мешки муки; брови они раскрашивают в черную краску, под цвет гагата».

 

Адам Олеарий. «Описание путешествия Голштинского посольства в Московию и Персию», 1647 год

Немецкий путешественник, географ, ориенталист, историк, математик и физик. Будучи секретарём посольства, посланного шлезвиг-голштинским герцогом Фридрихом III к персидскому шаху, записал и опубликовал свои заметки, собранные во время путешествия.

«Женщины среднего роста, в общем красиво сложены, нежны лицом и телом, но в городах они все румянятся и белятся, притом так грубо и заметно, что кажется, будто кто-нибудь пригоршнею муки провел по лицу их и кистью выкрасил щеки в красную краску. Они чернят также, а иногда окрашивают в коричневый цвет брови и ресницы.

Некоторых женщин соседки их или гостьи их бесед принуждают так накрашиваться (даже несмотря на то, что они от природы красивее, чем их делают румяна) — чтобы вид естественной красоты не затмевал искусственной. Нечто подобное произошло в наше время. Знатнейшего вельможи и боярина князя Ивана Борисовича Черкасского супруга, очень красивая лицом, сначала не хотела румяниться. Однако ее стали донимать жены других бояр, зачем она желает относиться с презрением к обычаям и привычкам их страны и позорить других женщин своим образом действий. При помощи мужей своих они добились того, что и этой от природы прекрасной женщине пришлось белиться и румяниться и, так сказать, при ясном солнечном дне зажигать свечу.

Так как беление и румяненье происходят открыто, то жених обыкновенно накануне свадьбы, между другими подарками, присылает своей невесте и ящик с румянами — как об этом будет еще рассказано при описании их обыкновенных свадеб.

Женщины не считают для себя стыдом напиваться и падать рядом с мужчинами. В Нарве я из моего места остановки у Нигоффского дома видел много забавного в этом отношении. Несколько русских женщин как-то пришли на пиршество к своим мужьям, присели вместе с ними и здорово вместе выпивали. Когда, достаточно напившись, мужчины захотели идти домой, женщины воспротивились этому, и хотя им и были за это даны пощечины, все-таки не удалось их побудить встать. Когда теперь, наконец, мужчины упали на землю и заснули, то женщины сели верхом на мужчин и до тех пор угощали друг друга водкою, пока и сами не напились мертвецки».

 

Неизвестный автор. "Описание Московии при реляциях графа Карлейля", 1663-1664 гг.

Описание посольства графа Карлейля, бывшего в Poccии в царствование Алексея Михайловича. Посольство пробыло в Poccии с августа 1663 г. до июня 1664 г.

«Наконец, что особенно достойно замечания, что женщины, будучи вообще от природы красивы и стройны, много румянятся, не допуская возможности без этого быть красивыми. Женщины других наций румянами скрадывают свое безобразие, эти же только портят свою красоту. К тому же румяны, употребляемые ими, столь грубы, что нет нужды быть близко, чтобы их не заметить».

 

Сэмюэл Коллинз. «Нынешнее состояние России, изложенное в письме к другу, живущему в Лондоне, одной значительной особой, в течение девяти лет находившейся при дворе московского царя», 1671 год

Английский доктор, был с 1659 по 1666 год врачом русского царя Алексея Михайловича.

«Красотою женщины считают они толстоту, juxta illud Italicum (как и итальянцы (лат.)), Dio mi faccia grassa, io mi faro bella. Дай мне Бог толстоту, а я себе дам красоту.

Румяна их похожи на те краски, которыми мы украшаем летом трубы наших домов и которые состоят из красной охры и испанских белил.

Они чернят свои зубы с тем же намерением, с которым наши женщины носят черные мушки на лице: зубы их портятся от меркуриальных белил, и потому они превращают необходимость в украшение и называют красотой сущее безобразие. Здесь любят низкие лбы и продолговатые глаза и для того стягивают головные уборы так крепко, что после не могут закрыть глаза, так же как наши женщины не могут поднять рук и головы. Русские знают тайну чернить самые белки глаз. Маленькие ножки и стройный стан почитаются безобразием.

Худощавые женщины почитаются нездоровыми, и потому те, которые от природы не склонны к толстоте, предаются всякого рода эпикурейству с намерением растолстеть: лежат целый день в постели, пьют русскую водку (Russian Brandy) (очень способствующую толстоте), потом спят, а потом опять пьют».

 

Фуа де ла Невилль. Из книги "Любопытное и новое известие о Московии", 1698 год

Французский дипломат, посетивший в 1689 году Россию.

«Одежда женщин на турецкий манер. Мечтой беднейших из них является иметь головной убор из персидской ткани, более или менее дорогой. Богатые же украшают его драгоценными камнями или жемчугом. Их зимние платья сшиты колоколом, вышиты золотом и оторочены куньим мехом, а летние — из китайской камки. Волосы не видны из-под их уборов. Им очень трудно ходить, из-за обуви, сшитой в виде сандалий и облегающей ступню подобно туфлям. Сумасбродство этих женщин заходит так далеко, что они красят свое лицо, придают ему тон, который им нравится, и выщипывают брови».

 

Иоган Георг Корб. Из дневника 1698 года

Немецкий дипломат и государственный деятель, секретарь посольства, отправленного императором Леопольдом I в Москву к царю Петру I в 1698 г.

«...женщины в Московии имеют рост стройный и лицо красивое, но врожденную красоту свою искажают излишними румянами; стан у них также не всегда так соразмерен и хорош, как у прочих европеянок, потому что женщины в Московии носят широкое платье, и их тело, нигде не стесняясь убором, разрастается как попало».